Новости технополиса
31.08.2016

Йохан Вандерплаетсе: "В Технополисе «Москва» мы планируем открыть производство инверторов для солнечных станций"


Бельгийские стратегические инвесторы нашли в России неожиданные источники энергии.

Званий и должностей у нашего сегодняшнего собеседника множество: президент российско-бельгийского бизнес-клуба, вице-президент бельгийско-люксембургской торговой палаты в РФ, офицер ордена Короны Бельгии, почетный профессор нескольких российских университетов. Поэтому наш гость с полным знанием дела смог рассказать нам о том, как иностранной компании следует вести бизнес в России и как в нашей стране внедрять «умные» системы распределения энергии. Итак, с корреспондентом «СПб ведомостей» Галиной Назаровой беседует президент компании «Шнайдер Электрик» (Schneider Electric) в России и СНГ Йохан Вандерплаетсе.

– Господин Вандерплаетсе, вы недавно были в Петербурге на Угольном конгрессе. В дни этого мероприятия вы открыли в Горном университете собственную лабораторию. Чем она примечательна?

– Мне было приятно видеть, что Угольный конгресс в Петербурге собрал такое количество ведущих мировых экспертов, представителей бизнеса и науки. Для нашей компании конгресс – возможность поделиться опытом, знаниями и инновационными разработками с российскими специалистами. Одной из наших важных стратегических задач является сотрудничество с вашими учебными заведениями. Сегодня мы работаем с более чем 20 ведущими вузами России, в 10 из которых действуют наши совместные лаборатории.

В рамках минувшего конгресса мы открыли Центр компетенций Schneider Electric в петербургском Горном университете. Центр создан на базе двух кафедр: автоматизации технологических процессов и производств и кафедры электроэнергетики и электромеханики, лаборатории которых мы оснастили новейшим оборудованием.

Принципиальное отличие Центра компетенций от других подобных – в комплексности и многофункциональности. На его базе будут не только обучать студентов и аспирантов Горного университета, но и вести профессиональную переподготовку и повышение квалификации специалистов нефтегазовой, горной и металлургической отраслей, а также научную работу.

– В каких российских проектах участвует ваша компания?

– Россия является для нас стратегически важным регионом. Здесь мы открыли шесть заводов, 35 офисов в различных городах страны, где заняты 12 тыс. сотрудников. Инвестиции компании в российскую экономику за последние пять лет превысили 1 млрд долларов. При этом около 60% оборудования, проданного вашим предприятиям, сделано здесь же. В прошлом году мы запустили новую линию на заводе в Екатеринбурге, продолжаем модернизацию нашего крупнейшего завода «Электрощит» в Самаре.

В России совместно с партнерами мы реализуем множество проектов в самых различных сферах: в энергетике, нефтегазовой отрасли, промышленности, строительстве, информационных технологиях и ЖКХ. Компания принимает активное участие в реализации проектов создания «умных» городов.

В этом году на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) мы подписали соглашение о сотрудничестве с губернатором Ставропольского края. Цель – поддержка устойчивого развития крупнейших городов региона, реализация проектов энергосбережения и внедрение технологий «умных» городов. Все это будет проводиться силами российских инженеров, работающих в филиалах нашей компании.

Осенью нынешнего года открываем инженерный и производственный центр в технополисе «Москва», а также центр НИОКР в «Сколково», который будет заниматься локализацией программного обеспечения для энергетики и нефтегазовой промышленности.

– С какими партнерами из Петербурга и Ленобласти вы работаете?

– Помимо «Ленэнерго» и других энергетических компаний – с крупнейшими девелоперами и вузами Ленобласти. Мы также активно развиваем свое производство. В вашем регионе у нас два завода – «ЭлектроМоноблок» в поселке Коммунар Ленобласти и «Механотроника» – в Петербурге.

В этом году в рамках ПМЭФ мы заключили соглашение с правительством Ленинградской области о реализации инвестиционного проекта. Намерены вложить более 750 млн рублей в строительство второй очереди завода «ЭлектроМоноблок». Расширение производства планируется в рамках специального инвестиционного контракта (СПИК). Заявка на СПИК будет в ближайшее время направлена компанией в Минпромторг для утверждения специальной комиссией.

– Расскажите подробнее о том, как будут развиваться в России «умные» системы распределения энергии – так называемые Smart Grid?

– В целом Smart Grid можно определить как вид электрической сети, в которой используются современные технологии сбора, обработки и передачи информации, действует автоматический режим управления элементами сети в зависимости от запросов поставщиков и потребителей электроэнергии.

Интеллектуальные технологии сегодня чрезвычайно важны для России, и они все чаще внедряются здесь. По сути, технология Smart Grid – это еще один источник энергии в России, ведь сэкономить – значит заработать.

В текущем году мы заключили соглашение о сотрудничестве с «Ленэнерго», в рамках которого наряду с другими крупнейшими производителями электросетевого оборудования предложим проект комплексной модернизации электросетей Курортного, а также Центрального районов Петербурга.

– Какие рынки в России, на ваш взгляд, наиболее привлекательны для инвесторов из ЕС?

– Я бы выделил такие, как энергетика, нефтяная, горная и металлургическая промышленность. Мы, например, не намерены снижать инвестиции в эти отрасли. Но помимо них мы инвестируем и в такую, на первый взгляд, неочевидную для России сферу, как солнечная энергетика. Многие ошибочно полагают, что в России нет возможности строить генерацию на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), что тут вечный мороз и мало солнца. На самом деле это не так, и у солнечной энергетики есть хороший потенциал. На базе нашего центра в технополисе «Москва» мы планируем открыть производство инверторов для солнечных станций.

– Что уже сейчас привлекает европейских инвесторов в России?

– Западный бизнес периодически сомневается в инвестиционной привлекательности данного рынка. В начале 1990-х многие говорили, что все плохо и перспектив нет, однако рынок начал развиваться. В 1998 году западные компании активно покидали Россию, а спустя два года начался бурный рост. Потом был кризис 2008 года, сменившийся благоприятным периодом.

Думаю, так будет и в этот раз. Мы уже видим оживление экономики и прогнозируем рост нашего бизнеса в России по итогам этого года. Рассчитываем и на рост экспорта российской продукции на зарубежные рынки, здесь действительно дешевый рубль открывает новые возможности для производителей.

– Что должны сделать российские чиновники и законотворцы, чтобы наша страна стала более привлекательной для иностранных стратегических инвесторов?

– Прежде всего создать стабильную правовую базу, которая бы защищала права инвесторов – как иностранных, так и российских. Безусловно, необходима более прозрачная судебная система, где судьям выплачивалась бы очень конкурентоспособная зарплата, гарантирующая их независимость. Коррупция не чисто российская проблема, но она серьезно влияет на деловой климат и привлечение инвестиций, особенно в страны БРИКС. И с этой проблемой России необходимо бороться.

– Насколько, по-вашему, сложно специалистам из ЕС – менеджерам, инженерам, финансистам и маркетологам – работать в нашей стране?

– За 20 лет моей работы в России в крупных международных компаниях я стал свидетелем серьезной трансформации в сотрудничестве с вашими специалистами. В начале моей карьеры в России были значительные культурные различия между западным стилем ведения бизнеса и российской культурой.

В начале 1990-х страна погрузилась в масштабные и зачастую хаотичные реформы по переходу от плановой экономики к свободному рынку. Менялись налоговые и юридические системы, при этом было очень мало российских специалистов, знакомых с международными принципами бухгалтерского учета, порядком разрешения споров третейским судом, современными подходами к управлению персоналом.

Поэтому в начале 1990-х многие иностранные компании нанимали экспатов (это наемные сотрудники, которые приезжали из-за границы, для того чтобы работать в отечественных компаниях, по приглашению предприятия, которое является филиалом или представительством в России иностранной корпорации. – Прим. ред.), чтобы восполнить дефицит местных кадров. Честно говоря, у меня всегда были сомнения по поводу эффективности трудоустройства такого большого количества иностранцев, которые обычно много получали, но не всегда были специалистами самого высокого уровня.

Другая проблема, с которой раньше приходилось сталкиваться, – низкий уровень знания английского языка. В международной компании любой сотрудник, который хочет сделать хорошую карьеру, должен быть в состоянии общаться с коллегами из разных стран, а английский остается универсальным языком глобального бизнеса. Поэтому иностранным компаниям в России раньше приходилось инвестировать в обучение сотрудников английскому.

Сегодня ситуация совершенно другая. В каждой сфере есть большое количество высококвалифицированных российских специалистов, а экспатов стало во много раз меньше. Я бы даже не стал использовать сейчас слово «экспат», так как в нашей компании, например, десятки российских сотрудников работают в наших офисах в Париже, Гренобле, Сингапуре и т. д. Это стандартная практика обмена опытом и развития сотрудников. Я считаю себя не экспатом, а руководителем в международной компании, работающей в России, который влюбился в эту страну и по случайности является бельгийским подданным. 

Источник: http://spbvedomosti.ru/news/ekonomika/rezervy_severnogo_solntsa_/


109316, г. Москва, Волгоградский проспект, д. 42 корп. 13
Телефон: +7 495 647 08 18
E-mail: office@technomoscow.ru

  • Следуйте за нами:

© 2013-2017. Все права защищены. Дизайн, разработка сайта - InterLabs